AL5K8517
новости

«Торт должен быть не просто куском еды на столе. Он должен быть событием, которое гости будут обсуждать на следующий день», — говорит Ренат Агзамов. И добивается этого, создавая уникальные многоярусные торты-гиганты. Сегодня он – самый востребованный и дорогой кондитер России, чемпион РФ по кондитерскому мастерству, член совета Национальной гильдии шеф-поваров, ведущий телевизионного шоу «Кондитер» на канале «Пятница». А уже 13 мая Ренат Агзамов приедет в Осетию, чтобы обучить владикавказских мастеров авторскому тюнингу традиционных десертов. У всех участников семинара, разумеется, появится возможность задать ему волнующие их профессиональные вопросы. А мы решили опередить всех и пообщаться с мастером не только о тортах.

 

 — Ренат, раскройте секрет, сколько человек трудится над вашими кулинарными шедеврами?

— У меня большая команда. Только над праздничными тортами у нас работает больше 200 сотрудников. Дело в том, что у нас очень большие объемы. Чтобы вы понимали. У нас есть два человека, которые целыми днями перебирают грецкие орехи, и один человек, который перебирает фундук. Это около 200 кг орехов ежедневно. Несколько человек заняты только тем, что отделяют белок от желтка.  Еще несколько – бьют яйца и превращают в меланж. Восемь человек нарезают бисквит. И так далее. Если вопрос в том, что делаю я? Я это создал и прорабатываю от начала до конца, организую весь процесс. В каждом торте – моя душа. Каждый торт я создаю лично. Но количество наших заказчиков растет каждый день. И география заказов тоже расширяется. А для того, чтобы реализовать мечты большого количества людей, нам приходится постоянно увеличивать штат.

AL5K8184
Фото Алисы Гокоевой

 — А есть истории тортов, особенно запавших в душу?

— Дворец Цвингера, о котором много говорили. Для того, чтобы сделать этот торт, я летал в Дрезден, снимал силиконовые формы дворца Цвингер. И, вообще, проект сам по себе очень сложный — в нем участвовало 12 подрядных организаций! Разумеется, с ним были трудности. Внутри торта были мониторы, в которых жених с невестой шли навстречу друг другу. И так получилось, что они начали нагреваться. И, чтобы торт не расплавился, мы внутри его использовали систему вентиляции, благодаря которой происходило естественное охлаждение воздушными потоками. Но для того, чтобы потоки воздуха не заносили с собой микробы внутрь торта, мы сделали специально антибактериальные фильтры. Ну прям все, как во время операции: у нас даже было помещение с приточно вытяжной системой и антибактериальными подушками. Мы реально построили дворец в миниатюре со всеми коммуникациями внутри.

— Не бывает жалко, когда ваше творение режут и едят?

— Наоборот, это супер! Если бы они сохранялись, я бы давно остановился. Просто смотрел бы на свои работы, понимал, что вошел в историю и гордился собой. А это крах. У меня же постоянное развитие, я не делаю одинаковые торты. Постоянные заказчики это знают, приходят и говорят: «Ренат, сделай для нас что-нибудь такое, чего ты никому еще никогда не делал». И я кайфую от таких заказов. Это не дает мне расслабиться. И, на самом деле, для всех поваров, самая большая катастрофа — увидеть, что официант возвращает тарелку недоеденной. Это значит, что человеку что-то не понравилось. Так и у меня в тортах: если я вижу, что торт съеден, для меня это высшая похвала. Значит, я сделал свое дело. Ради этого мы и работаем!

— Случается, что заказчик остался не доволен?

— Конечно, бывают и такие, но, к счастью, очень редко. Если вам какой-то кондитер расскажет, что у него 100 процентов успешных заказов, это будет лукавством. Люди разные. Каждому своему заказчику мы звоним после мероприятия и интересуемся, доволен ли он нашей работой, и спрашиваем, что он хотел бы изменить в случае нашего дальнейшего сотрудничества. На тот случай, если всё же торт не понравился, у нас есть особый ход. Мы бесплатно отправляем другой торт. Например, нам сказали, что морковный торт показался суховатым. Мы в ответ угощаем более влажным тортом «Малиновый шифон» — особо нежным бисквитом, приготовленным по уникальной технологии на пару. Когда его ешь, даже не чувствуешь этого бисквита: он больше похож на мороженое с малиной! И мы отправляем клиенту торты до того момента, пока он не скажет, что ему всё понравилось. Да, для нас это накладно: мы держим в штате специального сотрудника, готовим, гоняем машины. Но во имя сервиса и качества я готов на такие издержки.

AL5K8178
Фото Алисы Гокоевой

 

— Какими навыками должен обладать человек, чтобы работать в команде Агзамова?

— Я не беру на работу профессиональных кондитеров. Со мной работают люди, которых я обучал с нуля. Они как мои дети. Я в них вкладываю свою душу, забочусь о них и передаю им свои навыки, а потому и знаю, что могу с них требовать. Все люди от природы одаренные. Нужно уметь раскрыть в них талант.

— Давайте поговорим о семинаре. В анонсе сказано, что будет много информации, которой не учат в кулинарных вузах, и о которой не пишут в книжках…

— Я все стараюсь познавать опытным путем. И за время моей практики накопилось немало «открытий». Приведу простой пример на известных всем блинах. Все знают, как их делать: мука, вода, сахар, соль. Одни говорят: надо чтобы тесто час постояло, другие – надо на ночь оставить. Одни утверждают, что масло надо сразу добавить, другие говорят: нет, масло сразу нельзя, надо в конце добавить. Я вот решил сделать эксперимент и попробовать настоять тесто час – приготовить, потом еще через час, потом через 5 часов. Что изменится? Пористость в блинах будет выше и появится легкая кислинка. Но я, как технолог, понимаю, что могу добиться того же эффекта, смешав молоко в равных пропорциях с минералкой. В минералке есть сода, которая мне даст этот эффект мгновенно. В кулинарном вузе не говорят о блинах, хотя они присутствуют практически в каждом десертном меню. Или допустим на семинаре я задаю вопрос: вы добавляете взбитые сливки в продукт? – Да. – А до какой стадии вы их взбиваете? Тишина. Конечно, кондитер с опытом может сделать все «на глаз» и это возможно будет вкусно. Но один он, допустим, это сделает, а если расширит бизнес и привлечет сотрудников, тогда как? Потому я и называю семинар «Интеллектуальный кондитер».

— Есть в ваше профессии гуру, чей семинар вам хотелось бы посетить?

— Я постоянно езжу на мастер-классы. В частности, к Стефану Леру. Это лучший шоколатье мира. Считаю, что это нормально и правильно, когда человек совершенствуется. Не важно, в каком возрасте и на каком этапе развития.

— То есть в России для вас авторитетов нет? Вы считаете себя лучшим кондитером страны?

— Никогда об этом не думал. Я не интересуюсь работами конкурентов. Вообще стараюсь не смотреть какие-то примеры, даже если заказчики пытаются мне их навязать. Любые примеры ограничивают фантазию, и приходится не творить «на широкую ногу», а, образно выражаясь, «объезжать пробки». Мне это не нравится. Я лучше придумаю что-то сам с чистого листа.

 

AL5K8230
Фото Алисы Гокоевой

— Вы, кажется, достигли «потолка» в создании свадебных тортов. Что дальше?

— Мы совершенствуемся. Вот буквально до встречи с вами я обсуждал с сотрудниками 7 новых начинок. Вводим начинку манго-манго. Коллеги со мной спорят: давайте сделаем манго-малина, манго-маракуйя. А я убежден, что начинка должна быть понятной, с четким вкусом. Кулинарные изыски и необычные сочетания – для гурманов, которые составляют полпроцента общества. Поэтому я предпочитаю не смешивать.

—  Вы когда-нибудь бывали в Осетии?

— В Осетии пока не бывал и очень жду этой встречи. Зато могу похвастаться, что осетины в моей жизни были всегда. Я вырос в Сочи, наша семья очень дружила и дружит по сей день с семьей Анатолия Дианозовича Маргиева. Когда я был подростком, отец, желавший приучить сына к труду, отправлял меня помогать сестре Анатолия Дианозовича Лавине, у которой был на рынке небольшой цех, где пекли пироги. До сих пор помню этот необыкновенный аромат! И помню, как стеснялся девчонок с нашего двора, которые могли увидеть меня за «женским занятием», то есть на кухне, и прятался под стол, как только кого-то из них замечал поблизости. (смеется)

— Вот еще что интересно из вашего прошлого. Вы были боксером, причем, довольно успешным. Почему в итоге стали кондитером?

— У меня было 68 боев, из которых всего 4 поражения. 23 боя я завершил нокаутом. Но бокс для меня не был профессией, я не зарабатывал этим деньги. Это и было основной причиной. Отца парализовало, инсульт. На этом наша с братом карьера боксёров накрылась медным тазом. Папа был главным кормильцем, приносил в семью деньги, вкладывался в наши соревнования. Стало ясно, что пришёл наш черёд кормить семью, а заодно вытаскивать папу из тяжеленного состояния. Пошли работать. Брат устроился поваром в ресторан, а я в кондитерский цех. Меня на самом деле с детства к этому тянуло, я с семи лет пёк кексы. В 2002 году после победы на чемпионате [кондитеров] в Краснодаре сами собой появились амбиции. Я захотел, чтобы мои торты были на подиумах, как на показах мод. Идей было миллион: необычные узоры, формы, оригинальные сладкие украшения. И при том что ко мне реально обращался за тортами уже весь город, включая мэра, в цеху я был самым младшим, а рядом работали только женщины. Я был «мальчиком», заказчики так и говорили: «Пусть ваш мальчик торт сделает». Я понял, что всё, Сочи — это потолок, консервная банка, из которой никуда не сунуться. Сказал тогда своей начальнице: «Я хочу стать лучшим кондитером мира». А она, недослушав: «Ренат, хватит летать в облаках! Стой лепёшки катай». Мы в цеху делали лепёшки для пиццы, и я лично каждый день прокатывал 1800 штук. В общем, мне всё это надоело, задели творческую натуру за живое (улыбается), и я предложил брату уехать в Москву на заработки. Вернее, не столько из-за денег, сколько за новой информацией, новым опытом. Я хотел развиваться. А для того чтобы выиграть Чемпионаты мира, мало жить в Сочи. Нужно ехать в Москву. В 2002 году мы уехали. Первые трое суток ночевали в поезде. Денег хватало только на еду. У нас было 15 000 рублей, из которых десятку мы отложили на обратный билет, если ничего не получится. А я тогда всё ещё боксировал и по привычке одевался, как на тренировку. Представьте: спортивные штаны заправлены в носки, поверх них шорты и майка на футболке. Такой чисто спортивный «стайл». Я думал, что я дико круто выгляжу (улыбается), типа самый крутой спортсмен в округе. Пошли снимать квартиру, и нас тут же кинули. Пошли в другую — и там кинули. Москва! А ночевать-то где? Дошли до отстойника Курского вокзала, дали проводнице 200 руб., и она нас пустила в купе, закрыв, чтобы мы никуда не выходили — ни в туалет, ни помыться. А наш папа, в прошлом шеф-повар вагона-ресторана, всегда имел заветную тройку ключей в поезде, которые открывают все двери. Перед отъездом говорит: «Возьмите, пригодятся», и протягивает вместе с шерстяными носками и шапками. Мы бы, наверное, до сих пор там сидели закрытыми, если бы не папины ключики. Утром шли искать работу, жилье и ночлег, а ночью возвращались. Потом, наконец, нашли комнату в Красногорске. Вот с этого всё и началось. 

—  А помните момент, когда «проснулись знаменитым»? Когда пришел успех.

— Я себя по сей день не считаю знаменитым, потому что свадьба Принца Уильяма прошла без моего торта, я уверен, что они даже не знают о моем существовании. Недавно женился Леонель Месси, и меня напрягает то, что он не заказал у меня торт. Я буду считать себя успешным, когда на  самых крупных мероприятиях будет моя работа. Сейчас я запускаю производство в Дубае. Есть еще предложения из Катара, Азербайджана и Турции. Но до мирового господства еще долгий путь.

AL5K8499
Фото Алисы Гокоевой

 


Катерина Толасова


 

20171206_dz0
новости

Сборная России стала победителем Чемпионата мира по хоккею с мячом, проходившего в Хабаровске. В финальной встрече россияне одержали победу над сборной Швеции со счетом 5:4. Один из мячей в ворота шведов забил Алан Джусоев.

гот (9) (1)
СтудВесна

Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики» (НИУ ВШЭ), в народе называемый «Вышкой» — один из ведущих экономических вузов страны и мечта всех абитуриентов, желающих штурмовать финансовые крепости. В «Вышке» учится 35 тысяч студентов и аспирантов, среди которых и наши с вами целеустремленные и способные земляки. Мне удалось поговорить с некоторыми из них и вдохновиться их желанием достигать, развиваться и менять. Это вдохновение, вместе с гордостью за ребят, хочется передать и вам, нашим читателям.

 

Таймураз Маргиев, 19
Факультет экономических наук
Специальность экономика
2-й курс

Я много чего пробовал. До 9-го класса у меня была цель как-то определиться с профилем. Я хотел быть юристом, потом судьей, затем резко врачом, далее адвокатом, была даже мысль стать патологоанатомом. Перебрав разное, я склонился к мысли, что мне нравится математика и изучение общества в целом. А что дает пересечение математики и общества если не экономика?

Мой путь в «Вышку», возможно, не интересен и даже банален. У нас в городе есть курсы довузовой подготовки от «Вышки», которыми руководит Татьяна Чшиева. Туда я и пришел после 9-го класса. Мне понравилось, и мой проект «поступить в Вышку» начался с этого момента. Тогда я понял, что нужно совершенствовать свои знания и работать над собой в целом. Было много олимпиад, были и неудачные моменты. Но все вместе: олимпиады, ЕГЭ, и какие-то заслуги гарантировали место «на бюджете». В поступлении все может сыграть свою роль. Помню, я не добирал баллов только по итогам ЕГЭ, но наличие золотой медали и побед на олимпиадах дали о себе знать. Они добавили еще немного, и я оказался тут.

Могу сказать, что все мои ожидания оправдались и подтвердились. Единственное, периодически у меня возникает вопрос, а тяну ли я вообще. Во время сессии эти мысли усугубляются паникой и ненужными эмоциями. Перед очередным экзаменом, который нужно писать в 9 утра, сидишь в 6 утра того же дня, пытаясь что-то доучить, и думаешь: «Все, нужно переводиться, я не справлюсь». Утром приходишь на экзамен, сдаешь его успешно, и мысли исчезают как не было. Надо сказать, что такие мысли посещают всех без исключения. Даже человека, который первый в рейтинге. Это нормально, всегда эти сомнения будут, главное, их перешагнуть. А когда ты перешагиваешь их, появляется стимул и желание сделать что-то еще круче.

Здесь очень интересно! Причем интересны совершенно разные предметы. Я, например, никогда не думал, что мне будет интересна философия или социология. Но я сижу на лекциях с открытым ртом. В «Вышке» действительно прекрасные лекторы, которые не пересказывают учебник, а говорят о том, что они действительно знают. Здесь есть просто легендарные преподаватели. Помимо обучения тут все время проходят разнообразные встречи, ярмарки вакансий, лекции крупных компаний и банков. Все приходят, читают, рассказывают, тем самым завлекая к себе потенциальных работников. Это очень круто.

Получить диплом Высшей Школы Экономики – это уже огромная награда, это звание, потому что учиться тут очень сложно. Я могу процитировать слова своего преподавателя по микроэкономике, которая сказала, что, когда человек приходит с дипломом Высшей Школы Экономики, работодатель знает, что этот человек умеет пахать, работать над собой и постигать новое. Сюда же могу добавить цитату другого своего преподавателя, Фридман Аллы Александровны: «Мне все равно, чему вас обучать: ядерной физике, ракетостроению или чему-то еще – мне главное, чтобы для вас это было сложно.» Сам я еще не сталкивался с устройством на работу, но в общежитии, где мы все общаемся друг с другом, ребята часто рассказывают о своих опытах собеседований. Они говорят, что диплом может помочь тебе произвести первое впечатление, но твоя задача – поддержать это впечатление. Я, на самом деле, не думаю, что диплом — это сильное преимущество. Все зависит от самого человека.

Меня привлекает прикладная экономика. Я бы хотел работать аналитиком в какой-нибудь компании. Желательно, конечно, самой лучшей. И чтобы я был самым лучшим аналитиком. До этого у меня была мечта пойти в консалтинг и развиваться в этой сфере, но там жесточайший отбор людей, очень высокие критерии, поднебесный уровень английского, после чего нужно продержаться год на нижайшей позиции, а вылететь оттуда крайне легко. Зато там ты развиваешься всецело, да и платят там много. Но будем смотреть правде в глаза.

К Москве я привык за максимально короткий срок, на мой взгляд. И, в первую очередь, потому что у меня не было времени на ностальгию по Родине. Ты только учишься и думаешь о том, как бы не отчислили после первой сессии. В общежитии достаточно много людей из Осетии, и мы все хорошо общаемся. К тому же, я каждый день разговариваю по телефону с родней, реже с друзьями, и это тоже поддерживает. За год удается съездить домой два раза. В целом, я не чувствую тоску по Осетии.

На самом деле, я очень часто интересуюсь делами республики, просматриваю новости обо всем, что происходит дома. Раньше я думал, что уеду и все, не вернусь обратно. Сейчас я думаю, что все-таки работать надо здесь. Но если бы можно было работать здесь, а жить там, было бы замечательно. Но так не получится, а с теми зарплатами, что сейчас в республике, работать там нереально. Остается надеяться на лучшее, работать здесь и помогать отсюда родителям и сестрам. В Москве для этого есть все шансы. 

 

Алиса Хачирова, 21
Факультет бизнеса и менеджмента
Направление менеджмент
4-й курс

Мне, наверное, повезло, потому что в старших классах я случайно попала во владикавказский центр непрерывного математического образования. Так я оказалась среди ребят, нацеленных на лучшие университеты, которые одним своим появлением в моей жизни замотивировали меня. От них я узнала в том, какого учиться в «Вышке», об уровне образования и хорошей студенческой жизни. И под влиянием этих разговоров я начала настраиваться на поступление в Высшую Школу Экономики. Но потом в 11-м классе у меня случилась история с «Умниками и Умницами». Я поехала, дошла до финала, но не выиграла. Сейчас я рада, что учусь в «Вышке», а не в МГИМО, потому что я поняла, что «Вышка» — это мое. Сначала я, кстати, училась в питерском филиале «Вышки», а потому перевелась в Москву. И карабкаюсь к своей мечте.

Изначально я очень стремилась в Москву, и она мне, в принципе, нравится. Вообще не важно какой город или университет, а важно, какие люди тебя окружают. Очень важны люди вокруг! Так получилось, что, когда я приехала по программе мобильности из Питера сюда, я попала в очень крутую группу, чему была очень рада. Теперь я тут, а в Питере у меня осталась очень близкая подруга, из-за чего я здесь «болею».

Мне нравится атмосфера нашего университета. Тут студент – это коллега, что поначалу удивляет. Удивляет даже обращение преподавателей к тебе на «вы». Еще мне нравится то, что здесь развита так называемая студенческая жизнь. Я так полюбила ощущение того, что я студент, что я вообще не хочу заканчивать университет. Мне также очень нравится то, что в «Вышке» студенты играют большую роль. Мы, например, как члены студсовета решаем достаточно важные вопросы, и к нам прислушиваются. Сейчас я уже год как руководитель организации, в связи с чем мы проводим разнообразные мероприятия, направленные на культурный обмен между студентами. Тут у нас есть палата национальностей (я – ее председатель), и в палате есть много национальных клубов, с участием которых и проходит много всевозможных мероприятий, встреч и фестивалей. Осетинские «точки» на таких фестивалях всегда красочно и выгодно представлены нашими студентами.

Когда я занимаюсь чем-то одним, например, учебой, я чувствую, что мне чего-то недостаёт. Мне кажется, пока я студент, я должна сполна насладиться студенческой жизнью и всеми интересными моментами, которые она предлагает. Я занимаюсь студенческой деятельностью еще и потому, что мне важно видеть, что то, что я делаю, нужно людям. По этой же причине мне нравится заниматься и социальной деятельностью. Например, у нас есть социальный комитет, и я в нем состою. Когда я решаю какие-то реальные социальные проблемы, я чувствую, что занимаюсь тем, что важно. А для меня это действительно важно! Поэтому все компании, куда я подаюсь, это все компании, которые производят еду, напитки, бытовую химию и тд., то есть ясно представленные на рынке товары. Просто мне кажется, если ты, например, работаешь с зубной пастой, то видишь ощутимый наглядный результат работы. А видеть осязаемый результат мне важно во всем, чем я занимаюсь. В этом случае в работе есть смысл. И чем более осязаемы результаты твоей работы, тем больше ты ее любишь.

У меня уже есть небольшой опыт прохождения собеседований, и поэтому я знаю, что диплом – это не гарантия. Очень важны твои личные качества и навыки. Но, в то же время, это некое лицо, которое создает определенные ореол вокруг тебя. При этом я не могу сказать, что это гарантия того, что ты будешь успешно развиваться. Один диплом чего бы то ни было – «Вышки» или МГУ – сам по себе ничего не даст. Ты должен наполнить свой багаж опытом, чтобы тебе было что рассказать.

Сейчас я стараюсь найти стажировку по своей специальности – маркетинг, чтобы увидеть все на деле, и не в теории, а на практике понять, хочу я заниматься этим или нет. Сейчас мне хочется именно так: идти по специальности, работать в отделе бренд маркетинга, подниматься по менеджериальным ступеням вверх и тд. Хотелось бы работать в крупной компании и именно в Москве. Тем более, что сестра учиться в МГИМО, и маме спокойнее, когда мы с Региной находимся в одном городе. Я думаю, нам будет легче, если мы будем вместе. При этом я точно знаю, что несмотря на то, что хочу развиваться в Москве и дальше, я не могу отвернуться от Осетии. Там моя семья и моя Родина. И если бы у меня появилась возможность реализовать там что-то полезное и нужное, я бы приложила свои силы.

 

Тамара Цахилова, 20
Факультет экономических наук
Направление экономика
3-й курс

Я окончила школу «Диалог» в Осетии, что при Пединституте. Она – мое сердце. Я очень люблю нашу школу. Наш класс был полилингвальный, то есть обучение проходило на двух языках – на русском и осетинском одновременно. Со второго класса добавился и английский. Мы учились по своим учебникам, созданным нашими же преподавателями. То есть, с одной стороны, в школе было много нового и даже новаторского, а, с другой стороны, она совсем небольшая, и мы все друг друга знаем. Мы все как одна большая семья.

Я не знаю, насколько сложно было поступить в «Вышку», потому что это не было для меня большим стрессом. Я, как и все, пошла к репетиторам, занималась, готовилась к олимпиадам и участвовала в них. Но вообще то особо не напрягалась. Помню в 11-м классе я довольно много гуляла и общалась с друзьями, то есть нельзя сказать, что я с утра до вечера только и делал что занималась. Мне вообще кажется по поводу ЕГЭ, что им зачастую просто пугают детей. К нему я готовилась мало, а, в основном, готовилась к олимпиадам. Этот базис мне и помог. В итоге я учусь на платном отделении, но с учетом победы в «вышкинской» олимпиаде по английскому, у меня скидка в 70 % на весь период обучения. Фактически я плачу столько же, сколько платят студенты в СОГУ.

Я ни разу не пожалела, что учусь в «Вышке». Я часто провожу параллель между нашей школой и университетом. Университет – это мое все! Я его очень люблю. Мне нравятся люди, которые здесь работают, потому что это личности, которые хотят сделать что-то новое и привнести свежее дыхание в учебный процесс. Мы ничего не «зубрим», у нас нет глупых установок из серии «напиши 50 страниц конспекта и получи зачет». Просто преподаватели горят тем, что они делают, и это зажигает и нас. А еще тут все на равных. К тому же, я учусь в необычной группе. У нас есть группа – исследовательский поток, куда отбирают лучших ребят после 1-го курса. Нас всего 30 человек, и мне в этом коллективе комфортно.

Честно говоря, я не очень хотела поступать на экономический факультет. Я хотела на мат фак, думала также о режиссуре. У меня были разносторонние интересы. Но родители хотели, чтобы я была экономистом. Да и я в какой-то момент испугалась, что у меня ничего не получится, если я стану физиком или режиссером. У меня было мнение, что если я стану физиком, то либо я должна совершать великие открытия и летать к Марсу, либо я не достойна называться ученым. А есть такой стереотип, что, будучи экономистом, ты будешь работать в офисе и получать пристойные деньги, то есть это профессия без риска не устроиться. Сейчас я пришла к тому, что экономика – это не бухгалтерия и не перебирание бумажек. Когда у нас пошли серьезные курсы, я прям загорелась и смотрю на экономику как на науку. Мне очень нравится она в части пересечения с математикой. Но, в этом случае, это не школьная математика с синусами и косинусами, а математика, в которую вдохнули человеческий смысл.

Я собираюсь пойти в науку. В моих планах поступление в магистратуру в Европе, но для этого нужно иметь серьезный научный багаж. Поэтому сейчас я состою в одном научном проекте с главой департамента математики и с одной женщиной-ученым, живущей во Франции. И еще я собираюсь развивать свою курсовую, в которой мы действительно придумываем что-то новое. Я думаю, что после получения степени, мне удастся поработать в университете еще пару лет.

Мне кажется, что у всего должен быть смысл, и я должна оставить что-то после себя. Я помню, как на первом курсе после встречи с деканом, я подошла к нему и спросила: «Чем, по вашему мнению, экономисты могут помочь обществу?» Сегодня я нашла для себя ответ: развивая что-то в науке, я могу помочь обществу. Правда это будут не прикладные исследования, а скорее что-то теоретическое, но при этом связанное с психологией. Я, разумеется, хочу и буду преподавать. И обязательно вернусь в «Вышку» работать. При этом я считаю, что человек должен быть разносторонне развитым. Ты для учеников должен быть, в первую очередь, личностью. Поэтому я хочу заниматься стендапом, писать книги и делать много интересного.

Я с болью смотрю на уровень образования, который дают в Осетии и на состояние экономики. Я понимаю, что чтобы что-то сделать, нужно начинать с самого начала. А я боюсь, что на это уйдут десятилетия. Но, разумеется, зерно нужно посеять уже сегодня. Было бы здорово, например, приезжать в Осетию с лекциями, передавая знания и заряжая ребят огнем, подобным тому, которым меня заряжают здесь. А смысл что-то делать, если без глубоких мотивов и порывов души?

 

 

Константин Ваниев, 20
Факультет экономических наук
Специальность экономика
3-й курс

Мои родители родом из Владикавказа, но родился я в Москве. Учился в частной школе, плюсом которой было изучение испанского языка. Это было важно для моих родителей, потому что мы какое-то время жили в Испании, и когда переехали назад, они хотели, чтобы мои братья сохранили язык. Меня же отдали туда вроде как «прицепом».

В 7-8м классе я нашел дома старый американский учебник по экономике. Он был настолько старым, что в нем Стив Джобс и Билл Гейтс назывались молодыми перспективными предпринимателями, а IT-сферу только придумали. Но при этом, в учебнике давалась, можно сказать, базовая экономика и рассказывало о том, как работают какие-то экономические законы. Мне просто стало интересно.

Меня безусловно привлекал бренд ВУЗа, и мой путь в университет начался раньше, чем, в среднем, у студента «Вышки», потому что после 9-го класса я поступил в лицей «Вышки». Тогда он только открылся, и мы были первым набором. Таким образом, школа была частью «Вышки» и к нам приходили «вышкинские» преподы. При этом, в лицее была возможность взять экономику как предмет, но я этого не сделал, предпочтя ей историю. Однако, я ходил на олимпиады по экономике, и они у меня получались лучше, чем олимпиады по истории. На тот момент я ее даже не учил, она просто как-то сама получалась.

Около 80 % учеников лицея пошли в «Вышку», не встретив никаких проблем при поступлении. Среди них был и я, хорошо сдав ЕГЭ.

Я думаю, бренд ВУЗа имеет значение, потому что в предложениях я часто вижу вакансии с пометкой «только для студентов «Вышки», МГУ и РЭШ» как трех самых передовых университетов в этой сфере. В РЭШ (Российская Экономическая Школа), к слову, мне не хватило 3-х баллов при поступлении, но фактически туда берут только победителей олимпиад, и он считается лучшим ВУЗом Восточной Европы. Но я ни о чем не жалею, мне тут нравится.

Свою дальнейшую жизнь я вижу между Москвой и чем-то более глобальным. Если получился, я бы хотел попробовать поучиться и постажироваться заграницей, а также посмотреть, удобно ли там жить и работать. Потому что я знаю ребят, у которых есть сложности с тем, чтобы переехать, и знаю ребят, которые, наоборот, хорошо освоились заграницей. В общем, хочется понять это для себя и уже решить, оставаться там или нет.

Меня больше всего привлекает работа в крупных компаниях, а точно не на госслужбе или в чем-то академическом. Потому что для последнего нужно прямо гореть какой-то темой, связанной с наукой, а госслужба звучит очень скучно. Это когда тебе 45, вот тогда может быть. Крупные же компании со своими интересными задачами – это да, это круто. У меня есть некоторый опыт работы, я и сейчас работаю. Это не крупные компании, но это релевантный опыт, с которым уже можно приходить куда-то. Я уверен, что уже на 3-м курсе необходимо идти стажироваться параллельно с учебой и работать параллельно с учебой, потому что так будет просто легче плавно перетечь из учебы в режим фултайм работу. Мне видится так, что у потенциального работодателя скорее возникнут вопросы, почему ты этого не делал, когда ты был на 4-м курсе, чем одобрение того, что ты это делал. Да это и интересно само по себе.

 

Камилла Касабиева, 18
Департамент иностранных языков
Факультет иностранных языков и межкультурной коммуникации
Профиль лингвистика
2-й курс

Серьезно готовиться к поступлению я начала с 10-го класса и металась межу тремя ВУЗами: МГУ, МГИМО и «Вышка». Я ходила на все дни открытых дверей, какие только возможны, и к 11-му классу я решила, что хочу поступить на мировую экономику в «Вышке». Мне очень понравился этот факультет после, наверное, трех посещений его во время дней открытых дверей. Я очень люблю языки и любила их всегда. Моя мама работает в туризме, и дома очень часто слышна иностранная речь. Из-за этого, наверное, я полюбила и начала изучать их. Еще школьницей я думала о том, что к моменту окончания университета, хочу знать в идеале два иностранных языка. Но я также понимала, что помимо языков еще нужно какое-то образование. Факультет мировой экономики «Вышки» как раз отвечал этому запросу. Это казалось просто идеальным, и я влюбилась в этот факультет и его умных студентов, с которыми удалось познакомиться. Тогда я стала усердно готовиться к ЕГЭ по математике, но набрала недостаточно баллов для поступления на мировую экономику. И, наверное, как и у всех абитуриентов, у меня был запасной вариант. Это лингвистика.

Я ни разу не пожалела, что так получилось! Спустя два месяца после поступления, я просто каждый день благодарила Бога, что так сложилось, и я оказалась на лингвистике. Мне очень нравится учиться именно на этом факультете. Я изучаю два языка: английский и испанский, а также литературу на английском языке. Я и дня не могу прожить, если не услышу английскую речь. Собственно, каждый день у нас есть пары на английском, к тому же я на нем читаю и смотрю фильмы, просто потому что не могу без него! Испанский я выбрала сама и начала учить его с нуля, потому что очень нравится Испания, и я считаю испанский одним из самых красивых языков мира. Он, к слову, и в разных рейтингах таким считается.

Я могу сказать, что мои ожидания от университета подтвердились, и это даже мягко сказано. Когда я поступала, я совсем не думала о студенческой жизни, которая есть в каждом университете. Я напрочь про нее забыла, потому что на уме было только образование. Но когда я пришла в «Вышку», уже в первый месяц я обнаружила такое большое количество разных студенческих организаций, что можно занять себя сполна. Я даже знаю ребят, которые именно благодаря участию в таких организациях, нашли свое призвание. Сейчас многие из них преуспели в своем деле. В общем, я могу сказать, что внутри «Вышки» кипит жизнь, и я влюблена в свой университет. 

Когда я была младше и наивнее, я мечтала уехать за границу и там работать, но, повзрослев, я поняла, что хочу приносить пользу своей стране. И, наверное, я также поняла, что не смогла бы постоянно жить в какой-то другой стране кроме России. Я бы скорее всего не смогла привыкнуть к другому менталитету. Для меня это очень тяжело. Да я и правда очень люблю Россию, и сейчас уже точно понимаю, что ни за что бы не уехала отсюда. В командировку – с удовольствием, но работать хотела бы только здесь. Мне кажется, русскому народу просто вбили в голову, или они сами себе вбили, что везде лучше, чем в России. Я часто слышу подобное от своих ровесников, и, если честно, мне становится очень обидно, что люди так думают.

Так как у меня достаточно широкая специальность, я могу развиваться во многих областях. Чуть позже я хочу выбрать специальность переводоведение. Не знаю, насколько мне понравится, но думаю попробовать. Также есть специальность межкультурная коммуникация, и это тоже мне очень интересно.

Родители никогда не давили на меня, но очень помогали. Особенно во время подготовки к выпускным экзаменам. Я не знаю, что бы я без них делала. Потому что 11-й класс с его стрессами и вечными репетиторами – это школа выживания. И сейчас я очень сочувствую всем 11-классникам, которые, как и я когда-то, часто не понимают, кем хотят стать, но при этом усердно занимаются и очень переживают. Я помню, сколько сомнений у меня было. Уже готовя документы для поступления, я думала, а вдруг не получится поступить, а вдруг не осилю учебу. Но родители всегда говорили: «Зачем ты так думаешь?» Они помогали верить в свои силы. Но я готовилась. И это единственное, что я могу посоветовать всем 11-классникам. Я не знаю таких людей, которые не «пахали» и поступили туда, куда хотели! Работать – самое главное.

 

 


Алиса Гокоева


 

mqdefault
новости

Первый бронзовый бюст Иссы Плиева будет установлен в преддверии Дня Победы на Поклонной горе — величественном комплексе, призванном увековечить память о героизме и мужестве, проявленных народом в борьбе с фашизмом.

A19804F8-51F3-4AFA-9C64-6083E93C066D
новости

Администрация президента США Дональда Трампа завершила разработку «кремлевского доклада», в котором оказались упомянуты 210 человек, представляющих элиту российского бизнеса и руководство важнейших госкомпаний и компаний с государственным участием, а также ряд высших чиновников страны.

27205652.989524.2825
новости

Осетинский вокалист Тимур Томаев вышел в полуфинал музыкального конкурса «Новая звезда» (федеральный телеканал «Звезда»), набрав максимальные 100 баллов и сорвав настоящую бурю оваций зрительного зала, который приветствовал артиста стоя.